Комментарии

Edgar Allan Poe «The Raven» / Эдгар Аллан По «Ворон» — 4 комментария

  1. Большое спасибо автору. Эдгар По бесподобен и заслуживает непрерывного изучения — как наш Пушкин. Из переводов (пока не напишу свой) — меня удовлетворяет Михаил Сенкевич.

  2. Виноват, не Сенкевич, а Зенкевич. Жаботинский тоже очень неплох.

  3. Эдгар По
    Ворон 1845
    Перевод Б.В. Овчинников, 2020

    Как-то полночью печальной призадумавшись случайно
    Над забытой книжной тайной, я склонился головой.
    Сквозь напавшую дремоту, слышу вдруг: стучится кто-то.
    Тихо так стучится кто-то в двери дома моего.
    Это путник — проворчал я, там, у дома моего,
    Путник — только и всего.

    Как сейчас я это помню — на дворе декабрь темный,
    Из камина раскаленный пепел светит на паркет.
    Жадно утра ожидаю, — тщетно в книгах я желаю
    Растворить тоску без края по Линор, что с нами нет.
    Эту девушку на небе озаряет горний свет, —
    На земле ее уж нет.

    Штор пурпурных трепетанье, еле слышное шуршанье
    Страх панический подняли, — до сих пор не знал его.
    Чтоб унять сердцебиенье, я втянулся в рассужденье:
    «Это путник, без сомненья, там, у дома моего
    Заблудился, постучался в двери дома моего —
    Путник — только и всего».

    Лишь душой окреп немного, я направился к порогу
    «Сэр — промолвил, «или леди, виноват, что вышло так:
    Очень сладко мне дремалось, очень тихо вы стучались.
    Я забылся лишь на малость, потому попал впросак».
    Распахнул я дверь пошире, торопливо, кое-как, —
    А за дверью — только мрак.

    В мрак я вглядывался долго, удивленьем, страхом полный,
    И испытывая грезы — мне их вам не передать.
    Но ночная тьма молчала — зов души обозначала,
    Лишь «Линор» в ней прозвучало — я решился прошептать, —
    И моей любимой имя возвратило эхо вспять.
    Что же тут еще сказать?

    Дверь замкнув, поворотился, в треволненьи возвратился.
    Вскоре стук раздался снова, посильнее, чем впервой.
    «Как понять? Скажи на милость! Что-то там с окном случилось.
    Видно, ветром отворилось, так пойди его закрой.
    Укроти сердцебиенье и пойди окно закрой, —
    Слышишь, ветер-то какой?»

    Я распахиваю ставни, и в окно влетает плавно
    Статный, гордый, черный ворон, повелителен и смел.
    Что за древнее созданье! На меня он — ноль вниманья.
    Он над притолокой двери бюст Паллады приглядел
    И на нем уселся важно, будто век он там сидел, —
    Отдыхал от трудных дел.

    Только гость определился, я чуток развеселился, —
    Чересчур уж он серьезен, просто страшен — ну, беда!
    Говорю ему шутливо: «Мистер Ворон горделивый,
    На меня ты смотришь криво, так бывает иногда.
    Назови свое мне имя, будет легче нам тогда» —
    Каркнул ворон «Никогда».

    Перед этаким явленьем я охвачен изумленьем.
    Хоть ответ его не в тему, даже просто — ерунда,
    Вам придется согласиться, что нигде такая птица
    Над дверями не садилась даже в прежние года.
    На скульптурный бюст Паллады — эта черная халда,
    Птица с кличкой «Никогда».

    Между тем мой гость полночный приутих, как видно, прочно.
    Будто душу облегчил он, и теперь она пуста.
    Он в молчаньи затаился, я ж — ворчаньем разразился:
    «Как друзья мои былые разлетелись кто куда,
    Так и он меня покинет, как погибшая мечта».
    Крикнул ворон: «Никогда».

    Этой репликой толковой изумил меня он снова.
    Я подумал: «Это слово затвердил он навсегда
    От Хозяина былого. Тот страдал от рока злого,
    Беспощадно и сурово прочь гнала его беда.
    Не осталось слов веселых, он пронес через года
    Только слово «Никогда».

    К необычному соседству надо ближе приглядеться —
    И к двери большое кресло передвинул я тогда.
    Только в кресло я улегся, сразу мыслию растекся
    Но, о чем бы я ни пекся — предо мной лишь темнота.
    Что сказать хотела птица этим словом «Никогда?»
    Нет ответа — темнота.

    Зря в догадках я терялся, но к нему не обращался —
    Мудрый ворон жгучим взором в глубину меня достал.
    Я же в грезы погрузился, головою приклонился —
    И припомнил, что подушки не коснется больше та,
    Этой бархатной подушки не коснется больше та,
    Что исчезла без следа!

    Воздух в комнате сгустился, дым кадильный заклубился —
    Это ангельская служба надо мною начата.
    «Как глубоко я несчастен, Боже, ты помочь мне властен:
    Погаси мой пламень страсти, станет легче мне тогда!
    Дай лекарство от напасти, отойдет моя беда!»
    Каркнул ворон: «Никогда!»

    «Ты пророк — ничто иное! Или послан Сатаною!
    Или бурею ночною был заброшен ты сюда —
    В поднебесном этом крае ты глухие тайны знаешь —
    Так скажи мне, умоляю, — доберусь ли я туда,
    Где растет трава забвенья, я смогу дойти туда?»
    Каркнул ворон: «Никогда».

    «Ты пророк — ничто иное! Или послан Сатаною!
    Ради неба над землею — ты поведай мне тогда —
    Для души моей увечной будет свет в Эдеме вечном,
    Может, руки мне на плечи и положит дева та —
    Та, с которою расстался лишь на горькие года?»
    Каркнул ворон: «Никогда».

    «Ты подал мне знак разлуки!» — вскрикнул я, воздевши руки —
    «Возвращайся снова в бурю, или знаешь сам куда!
    Я с тобой — лгуном — расстанусь, в одиночестве останусь!
    Не оставлю от обмана ни малейшего следа!
    Вынь немедля клюв из сердца, ты наделал мне вреда!»
    Каркнул ворон: «Никогда».

    Так мой ворон восседает, никуда не улетает —
    Как его я понимаю, он уселся навсегда.
    Без малейшего движенья, виден черною мишенью
    И от яркой лампы тенью, что по полу разлита.
    И душе моей над тенью, что как черная вода —
    Не подняться никогда!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

HTML tags allowed in your comment: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>