Rima VII

Del salón en el ángulo oscuro,
de su dueño tal vez olvidada,
silenciosa y cubierta de polvo
veíase el arpa.

¡Cuánta nota dormía en sus cuerdas,
como el pájaro duerme en las ramas,
esperando la mano de nieve
que sabe arrancarlas!

¡Ay! -pensé-. ¡Cuántas veces el genio
así duerme en el fondo del alma,
y una voz, como Lázaro, espera
que le diga: «Levántate y anda!»

Gustavo Adolfo Bécquer (1836-1870)

VII

В пыли, забытая, немая,
Стояла арфа золотая
в углу гостиной. Сколько в ней
таилось звуков нежных, страстных,

хранилось песен сладкогласных!
Ждала лишь арфа, чтоб пришли
и чтоб искусною рукою
извлечь сумели звук игрою.

Ах, думал я — вот так в груди
порой глубоко дремлет гений,
и ждет он только откровений,
призыва свыше — «встань, иди!»

Густаво Адольфо Беккер
Перевод Марии Валентиновны Ватсон

VII

В уголке, про который все забыли,
сиротливая, в доме запустелом,
сквозь покровы молчания и пыли
арфа блестела.

Звуки спали на струнах безмятежно,
словно птицы на заповедных ветках,
ожидая касанья пальцев нежных —
зова рассвета!

И подумал я: так же дремлет гений
в непроглядной тьме душевной тверди,
и, как Лазарь, ждёт лишь повеленья:
«Восстань из смерти!»

Густаво Адольфо Беккер
Перевод Ларисы Валентиновны Кириллиной

VII

В углу старинной залы полутемной,
забытая хозяйкой молодой,
давно безмолвная, стояла арфа
в пыли густой.

Подобно птицам, на ветвях уснувшим,
в ней, в этой арфе, музыка спала
и сколько раз ждала, чтобы на струны
рука прекрасная легла.

И я подумал: «Сколько раз мой гений,
как мертвый, засыпал в моей груди
и, словно Лазарь, ждал, чтобы раздался
всесильный глас Христа: „Встань и иди!“».

Густаво Адольфо Беккер
Автор перевода неизвестен

 
 
золотая арфа-ангел

VII

В жилище безлюдном и всеми забытом,
От солнца тяжелыми ставнями скрытом,
Где прежние годы в веселье текли,
Старинная арфа лежала в пыли.

Лежала та арфа, что часто бывало
Мелодией нежной людей услаждала,
Чьи струны певали o жизни былой,
о снах и o грёзах души молодой.

Как птичка, от стужи страдая зимою,
Весны ожидает с ее теплотою,
Ждала эта арфа, чтоб ветра порыв
Пронесся над струнами, их разбудив.

Я, глядя на арфу, подумал: порою
И гений наш спит, как мертвец под землею:
Он ждет, словно Лазарь, глагола любви:
«Встань, мертвый, из гроба, иди и живи!»

Густаво Адольфо Беккер
Автор перевода неизвестен


Похожие публикации:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.