Сонет «Estas que fueron pompa y alegría…» Педро Кальдерона из драмы «Стойкий принц» — оригинал и четыре перевода на русский язык.


 

Las rosas (A las flores)

Estas que fueron pompa y alegría
despertando al albor de la mañana,
a la tarde serán lástima vana
durmiendo en brazos de la noche fría.

Este matiz que al cielo desafía,
iris listado de oro, nieve y grana,
será escarmiento de la vida humana:
¡tanto se aprende en término de un día!

A florecer las rosas madrugaron
y para envejercerse florecieron:
cuna y sepulcro en un botón hallaron.

Tales los hombres sus fortunas vieron:
en un día nacieron y expiraron;
que pasados los siglos horas fueron.

Pedro Calderón de la Barca (1600-1681)
De «El príncipe constante»

Сонет

Они очей очарованьем были,
Когда проснулись рано на рассвете,
А ночь придет – и чаровницы эти
Навек уснут под покрывалом пыли.

Те, что красою ангельских воскрылий
Сверкали утром, с ними споря в цвете,
Покажут, как мгновенна жизнь на свете.
От колыбели шаг один к могиле!

Проснулись розы утром для цветенья
И расцветают, чтоб увясть навеки,
Лежать в объятьях ночи жертвой тленья.

И то же я скажу о человеке:
Он в тот же день – ведь годы лишь мгновенья! –
Едва подняв, навек смежает веки.

Педро Кальдерон, из драмы «Стойкий принц»
Перевод Осипа Румера

Сонет

Казались сада гордостью цветы,
Когда рассвету утром были рады,
А вечером с упреком и досадой
Встречали наступленье темноты.

Недолговечность этой пестроты,
Не дольше мига восхищавшей взгляды,
Запомнить человеку было надо,
Чтоб отрезвить его средь суеты.

Чуть эти розы расцвести успели, —
Смотри, как опустились лепестки!
Они нашли могилу в колыбели.

Того не видят люди чудаки,
Что сроки жизни их заметны еле,
Следы веков, как миги, коротки.

Педро Кальдерон
Перевод Бориса Пастернака

К розам

Очнувшаяся на заре денной
ликующая радость в пышном платье
тщетою жалкой станет на закате,
смиренная остудою ночной.

Сей вызов небу, радугой иной
расцветший в пурпуре, снегу и злате,
напоминает об иной расплата:
предел для всех деяний — день земной.

Очнулись розы дабы цвесть нетленно,
Цвели, дабы состариться смиренно:
был колыбелью, — склепом стал бутон.

Судьба людей примером их чревата:
мгновенье — от рассвета до заката,
а там — что день, что век — всё тот же сон.

Педро Кальдерон
Перевод Павла Грушко

Розы

Они смеются, чуть рассвет проглянет,
и поутру кичатся красотою,
но пышность их окажется тщетою,
лишь только ночь холодная настанет.

Букет оттенков, что снеѓа багрянит
и окаймляет дымкой золотою,
с зарей расцвел и канет с темнотою;
вот наши судьбы: день лишь — и следа нет.

Цветы, вы торопились распуститься,
раскрылись утром — ввечеру увяли;
бутон — и колыбель вам, и гробница.

О жизнь людская, ты не такова ли:
едва проснёмся, как пора проститься,
прошли часы — столетья миновали.

Педро Кальдерон
Перевод Бориса Дубина

увядшие розы


Похожие публикации:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.