El Adolescente

(El baúl espera, cerrado ya,
en el patio de mármol)

1

– Madre, me olvido de algo, y no me acuerdo…
Madre, ¿qué es eso que olvido?

– La ropa va toda, hijo.

– Sí, mas me falta algo, y no recuerdo…
Madre, ¿qué es eso que olvido?

– ¿Van todos los libros, hijo?

-Todos, mas falta algo, y no me acuerdo…
Madre, ¿qué es eso que olvido?

– Será… tu retrato, hijo.

-¡No, no! Me falta algo, y no recuerdo…
Madre, ¿qué es eso que olvido?

– No pienses más, duerme, hijo…

y 2

– ¡Madre! (La aurora es otra). Tu voz viva
sonará…, mas sin yo oirlo!
¡Sólo una hora por medio,
y ya está el mundo vacio!
¡No van a ninguna parte
los matinales caminos!
¿Madre, madre, ya sé lo que me faltaba:
todo, tú, y yo!
           Norte negro.
Silba el viento, grande y frío.

(El cochero va cantando.
Los lejanos eucaliptos
aún nocturnos, dejan ver,
doblándose, el repetido
humo del tren. Bajo el puente,
Riotinto
torna su onda grana al pueblo.
La marisma inmensa. El niño
del carabinero grita
tras el coche: «¡Adios!»… Crujido
de arena bajo las ruedas
duras… Olor a marisco
podrido…)

Juan Ramón Jiménez (1881-1958)

Отрочество

(Упакованный чемодан уже
вынесен в мраморный дворик.)

1

— Мама, знаешь, я забыл о чем-то.
Ты не скажешь, что забыть я мог?

— Все белье уложено, сынок.

— Да… И все же, я забыл о чем-то.
Не подскажешь, что забыть я мог?

— Все ли книги ты собрал, сынок?

— Все… Но только я забыл о чем-то.
Подскажи мне, что забыть я мог?

— Свой портрет ты… увезешь, сынок?

— Нет… Но я забыл, забыл о чем-то.
Вспомни, мама, что забыть я мог?

— Успокойся и поспи, сынок…

и 2

Мама! (Как переменилось утро…)
Голос твой живой сорвется с уст,
но его я не смогу услышать!
Час прошел, а мир — настолько пуст!
Все дороги в никуда уводят,
утро на земле, а свет погас!
Мама, вспомнил! Как же позабыл я
о тебе и о себе — о нас!
Черный север. Стонет ветер стылый,
необъятный ветер…

         (…Тарантас.
Кучер поет. Эвкалипты,
сонно плывущие мимо,
качают на ветках ветошь
от паровозного дыма.
Нырнув под мост, Риотинто
багряные катит буруны
к окраине. А за нею —
широкий простор лагуны.
Сын стражника тарантасу
машет ручонкой. Хрустко
скрипят песчинки. Повсюду —
запах гнилого моллюска…)

Хуан Рамон Хименес
Перевод П. Грушко

дорога, тарантас

Похожие публикации:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.