ГлавнаяLanguagesЖенщины говорят не как мужчины
До сих пор у всех народов мира сохранились следы архаичного разделения языка на мужской и женский. Конечно, различия между ними существуют чисто биологические, хотя бы уже потому, что женский голос выше мужского. Однако для лингвистов интереснее те отличия, которые обусловлены (прямо или косвенно) социальными причинами. Несмотря на то, что условия жизни и уклад ее за последнее столетие сильно изменились, — язык меняется гораздо медленнее. И эти остаточные явления — более значительные или едва заметные — обнаруживаются даже в современных обществах. В статье профессора В. М. Алпатова особое внимание уделено Японии, где во многих сферах жизни сохранился традиционный уклад.
женщина с мобильным телефономВ некоторых обществах различные особенности построения речи у женщин и мужчин соблюдались настолько строго, что появлялись даже особые варианты языка. Иногда дело доходило до того, что мужчины и женщины вообще говорили на разных языках, как это наблюдалось у некоторых индейских племен Южной Америки.
В чукотском языке, например, различия по полу отражаются и в фонетике: мужчины произносят одни звуки, а женщины в соответствующих словах используют другие. Но, как правило, такие различия наиболее ярко проявляются в лексике: некоторые слова запрещено произносить женщинам — чаще всего имена мужа и его родственников, а также слова, по звучанию похожие на их имена. В таких случаях женщины используют описательные выражения или придумывают новые слова.
Так было до начала ХХ века и в ряде тюркских языков: казахском, киргизском, алтайском. (Подобные явления наблюдаются и сейчас в некоторых арабских диалектах Магриба, в языке зулу в Южной Африке.) Например, казашки должны были вместо имени мужа говорить «хозяин огня» или «отец» плюс имя их сына. У алтайцев, если имя мужа значило «шесть», жена не имела права употреблять это числительное и должна была говорить «на один больше пяти».
Но не надо думать, что значительные различия между мужской и женской речью свойственны только народам, где полностью господствуют архаичные традиции. Эти отличия встречаются и в современных развитых странах, сохранивших традиционный уклад жизни. Здесь особый интерес представляет Япония, на которой мы остановимся подробнее.
Еще в Средние века (IX-XII) в японской придворной среде существовала «мужская» и «женская» литература, основанная на разных системах письма и во многом на разных языках. Мужчины писали научные и религиозные трактаты и деловые бумаги, употребляли иероглифы, пришедшие из Китая, язык их сочинений был полон заимствований из китайского. Придворные дамы сочиняли «женские» романы и эссе, писали на чисто японском языке без оглядки на высокий китайский стиль, использовали японскую азбуку хирагану (знание женщинами иероглифов считалось неприличным). Именно женщины сочинили тогда великие произведения японской литературы «Повесть о Гэндзи» и «Записки у изголовья» (в «мужской» литературе соответствующего времени ничего столь значительного создано не было). Женщины демонстрировали талант и образованность, но литературная деятельность никак не означала равного с мужчинами положения. Просто художественная проза считалась несерьезным занятием, недостойным мужчины.
В современной Японии мужчины и женщины пишут более или менее одинаково, зато отличительные особенности в разговорной речи продолжают оставаться весьма заметными. Избежать их невозможно. Как призналась лингвист Сугиямо Мэйко, она долгое время считала, что, будучи образованной и самостоятельной, не говорит «по-женски», но, начав наблюдать за собой, убедилась, что архаичные особенности проявляются в ее речи постоянно.
Так, например, в конце предложений японцы постоянно используют разного рода частицы, выражающие эмоции говорящего. Набор этих частиц у мужчин и женщин отличается. По-разному мужчины и женщины используют и обиходные слова, например личные местоимения. Самое стандартное местоимение 1-го лица для мужчин — boku; в ситуациях, не требующих вежливости, они также могут называть себя ore. Женщины не могут употреблять эти местоимения. В общении с близкими людьми японки назовут себя atashi, мужчины так не скажут. Стандартное же женское местоимение 1-го лица watashi используют и мужчины, но реже, только в разговоре с официальными лицами. Различаются и местоимения 2-го лица.
Наличие мужского и женского вариантов в японском языке тесно связано с речевым этикетом. Особенность его — большое количество так называемых вежливых (а на самом деле этикетных) слов и грамматических форм. И оказывается, что многие наиболее «вежливые» слова и формы употребляются только женщинами, а наименее «вежливые» — только мужчинами. Например, многие женщины для повышения общей вежливости своей речи чуть ли не к каждому существительному присоединяют приставку о-. Мужчины ее используют только в строго определенных случаях, прежде всего, при официальном обращении к вышестоящему лицу. Поскольку в наши дни воспитатели детских садов и учителя начальной школы обычно женщины, некоторые мальчики перенимают у них привычку всюду употреблять этот «вежливый» префикс, и потом им приходится отучиваться.
Вот пример из романа писателя Мацумото Сэйтё, где действие происходит в не столь уж отдаленные времена. Муж уезжает в командировку, а жена, спрашивая, когда он вернется, употребляет глагол kaeru «возвращаться» в форме o-kaeri-ni narimasu. Здесь почтение к главе семьи выражено дважды: как к собеседнику (суффикс -imas-) и как к субъекту действия (вежливый префикс о- и вспомогательный глагол naru). Муж отвечает, используя тот же глагол в простой форме kaeru. В диалоге эта форма употребляется по отношению к низшим. Сейчас такие обороты почти вышли из употребления.
Различия между мужской и женской речью встречаются даже на письме. Японский исследователь С. Макино попросил испытуемых написать сочинение — пересказ известной сказки о Золушке. Оказалось, что мужчины считали самым важным изложить содержание сказки без эмоций и оценок. Женщины обязательно выражали сочувствие героине, но очень часто пересказывали текст довольно сбивчиво.
Различия могут проявляться и в речевом поведении. Японские психологи К. Ямадзаки и Х. Ёсии провели в 1984 году такой опыт: группу студентов разбили на случайно подобранные пары из юношей и девушек. Им предложили побеседовать на свободные темы, а разговор тайно от них записали. Оказалось, что в каждой паре господство вал мужчина: он выбирал тему, переходил от одной темы к другой, перебивал собеседницу, тогда как его партнерша принимала установленные им правила и не смела его перебивать. Она в основном отвечала на вопросы и дополняла слова собеседника. В ток-шоу на японском телевидении обычно всю беседу ведут мужчины, а женщины им поддакивают и создают эмоциональный фон. Правда, в последнее время поведение ведущих меняется. Они перенимают западную манеру.
В целом, по мнению японского лингвиста Ц. Огино, различия в мужской и женской речи увеличиваются с возрастом, достигая максимума в возрастной группе 50-60 лет. Потом они немного уменьшаются. Что еще раз доказывает, что существующие речевые различия связаны с социальным статусом японских мужчин и женщин. При прочих равных условиях мужчина оказывается доминирующим.
Особенности женской речи связывают с ограниченностью сфер жизни, с которыми они имели дело. Очевидна и связь статуса женщины и ее речевых особенностей в разных возрастных группах. Нет особой разницы в социальных ролях мальчиков и девочек или даже студентов и студенток, зато, когда в соответствии с традициями японского общества мужчина начинает подниматься по социальной лестнице, а женщина уходит в домашние дела, их роли все более расходятся. Мужчины достигают пика своей карьеры в 50-60 лет, но в старости, когда они оставляют работу, роли вновь сближаются. Все это до сих пор находит отражение в языке.
Безусловно, господство мужчин в японском обществе даже сейчас гораздо сильнее выражено, чем в современной России или на Западе. Но времена меняются. Многие женщины японки в последние годы продолжают работать и после замужества; появляются женщины — руководители, главы компаний и даже министры. Соответственно начинают сглаживаться и речевые различия. Уже не все супруги разговаривают между собой так, как у писателя Мауумо Сэйте в приведенном выше примере. Меняется и сам язык. Например, в японском языке есть более десятка слов, соответствующих русскому жена, одни из них могут обозначать лишь свою жену, другие — жену другого человека. И эти слова тесно связаны с традиционным положением замужней женщины. Например, свою жену часто называют kanai, что буквально означает внутри дома. Но один японец в разговоре со мной, узнав, из какой я страны, сказал, что его жена там побывала как турист. И ему ничего не оставалось, как назвать ее waifu от английского wife. Если женщина путешествует без мужа, то она никак не kanai.
Традиции включать в социальную иерархию признак пола в Японии по-прежнему сильны, в том числе и среди самих женщин. Очень часто и по той причине, что многие языковые и речевые особенности соблюдаются автоматически и неосознанно, сохраняясь просто по традиции, даже у вполне самостоятельных женщин. Например, студентки, которые менее других женщин склонны говорить «по-женски», иногда, используя даже мужские местоимения, продолжают употреблять архаичные выражения. Японские специалисты сходятся во мнении, что устойчивость многих выражений с остаточными явлениями сохранится достаточно долго.
В русском, английском и других языках различия между тем, как говорят мужчины и женщины, конечно, не столь заметны. Например, в русском языке нет особых мужских или женских местоимений и частиц, а в диалоге женщина нередко перебивает мужчину и задает ему тему разговора. Но это не означает, что отличий вообще не существует, просто одни слова и выражения чаще употребляют мужчины, а другие — женщины. Абсолютны и обязательны лишь различия, диктуемые системой и нормой языка. Так, русский мужчина скажет: Я сам пришел, а женщина: Я сама пришла. Но нередко бывает совершенно очевидно, что таким образом может выразиться только мужчина или только женщина (хотя, может быть, не каждый или не каждая из них), хотя вроде бы система языка этого не требует.
Например, в одной статье описывался случай сильного речевого расстройства, при котором больной мог произносить всего около двух десятков простых слов и устойчивых сочетаний. Пол больного не указывался, но приводился словарь его речи, в котором среди сохранившихся единиц была такая: Ой, девочки! Очевидно, что это могла быть только женщина. Данное выражение (состоящее из двух слов, но играющее роль цельного междометия) свойственно только эмоциональной женской речи при обращении внутри женского коллектива. Мужчина если так и выразится, то только в шутку; в основной его словарь это выражение никогда не войдет. Впрочем, и не каждая женщина будет его ежедневно употреблять. И таких случаев в русском языке немало, просто мы их часто не замечаем.
Данные отличительные особенности построения мужской и женской речи проявляются на разных уровнях. Например, в большом количестве языков они весьма заметны в интонации, естественны они и в лексике, тогда как в произнесении звуков или в грамматике обычно не столь велики (чукотский пример редок). Языковые единицы, обозначающие чувства, желания, внутреннее состояние говорящего, мужчины и женщины используют неодинаково. Приведенные примеры с японскими эмоциональными частицами и с русским выражением Ой, девочки относятся как раз к этому ряду. Некоторые лингвисты считают склонность к эмоциональной окраске общей особенностью женской речи. Но в сфере языка, связанной с обозначением явлений внешнего мира, такие различия выражены значительно меньше. Поэтому в бытовой речи они намного заметнее, чем в научных или деловых текстах: пол автора научного доклада или делового письма обычно определить трудно. А вот в художественной литературе, более связанной со сферой эмоций, это проявляется ярче. Известны даже случаи совпадения половых различий с жанровыми, как в средневековой Японии. Недаром и в наши дни существует понятие «женский роман». Хотя есть примеры, когда авторы-мужчины печатаются под женскими псевдонимами, подделываясь под женский стиль, и их книги пользуются успехом у «слабой половины» человечества.
Следует учитывать, что большинство грамматик и учебников конкретных языков традиционно имеют «мужскую ориентацию». Долгое время особенностями женской речи не занимались и не отмечали их. Но в последнее время в западной науке эта тема стала очень модной, активно начала развиваться так называемая гендерная лингвистика. Она выявила, что различия между мужской и женской речью существовали всегда и везде. Но по-настоящему глубокое изучение всех процессов в этой сфере еще впереди.


© В. Алпатов, доктор филологических наук

Впервые опубликовано на сайте Известия Науки
по материалам сайта www.langues.ru


Комментарии

Женщины говорят не как мужчины — Комментариев нет

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *