Le vase brisé

Le vase où meurt cette verveine,
D’un coup d’eventail fut fêlé.
Ce coup dut l’effleurer à peine:
Aucun bruit ne l’a révélé —

Mais la légère meurtrissure,
Mordant le crystal chaque jour,
D’une marche invisible et sûre
En a fait lentement le tour.

Son eau fraîche a fui goutte à goutte,
Le suc des fleurs s’est épuisé.
Personne encore ne s’en doute…
N’y touchez pas, il est brisé!

Souvent aussi la main qu’on aime,
Effleurant le coeur le meurtrit;
Puis le coeur se fend de lui-même,
La fleur de cet amour périt.

Toujours intact aux yeux du monde,
Il sent croître et pleurer tout bas
Sa blessure fine et profonde…
Il est brisé, n’y touchez pas.

SULLY PRUDHOMME (1839-1907)

Разбитая ваза

Вербена умирает оттого,
Что веером слегка задели вазу.
Беззвучен был удар, и след его
Лёг трещинкой, едва заметной глазу.

Но постепенно лёгкое пятно
Упрямо разъедало грань кристалла,
Прошло незримой поступью оно
И весь сосуд кольцом смертельным сжало.

Ушла по капле свежая вода,
И сок цветка остался без защиты …
Пусть с виду ваза та же, что всегда,
Не трогайте её: она разбита.

Так часто дорогою нам рукой
Коснуться сердца и невольно ранят.
И рана гложет сердца сок живой,
Пока цветок любви его увянет.

Слезясь, тихонько ноет рана в нём,
И хоть она всегда от света скрыта,
Но сердцу всё больнее с каждым днём …
Не трогайте его: оно разбито.

Сюлли Прюдом
Перевод Геннадия Покрывайло

Разбитая ваза

Та ваза с гибнущей вербеной
Задета веером была.
Удар бесшумный и мгновенный
Чуть тронул зеркало стекла.

Но рана, легкая сначала,
Что день, таинственно росла:
Хрусталь точила, разъедала
И мерным кругом обошла.

Беда не вовремя открыта:
Цветок безмолвно умирал,
По капле кровью истекал… —
Не тронь её: она разбита!

Так часто милая рука
Нам сердце любящее ранит, —
И рана тонко-глубока,
И, как цветок тот, сердце вянет.

Но долго гибельный огонь
От равнодушных взоров прячет, —
Болит и тихо-тихо плачет…
Оно разбито ведь — не тронь!

Сюлли Прюдом
Перевод Пётра Филипповича Якубовича


Разбитая ваза

К той вазе, где вянет вербена,
Дотронулся веер слегка,
Не дрогнули листья цветка,
И тих был удар как измена.
Но трещины тонкой пила,
Упорно хрусталь разъедая,
Всю вазу от края до края
Без шума кругом обошла.
Сквозь щель, неприметную глазу,
Вода истощилась до дна,
Вербена суха и грустна,
Взгляните на стройную вазу:
Не троньте — разбита она!

Так, часто рука дорогая
Слегка наше сердце язвит,
Но вянет любовь молодая
И язва на сердце горит;
Снаружи для всех невредимо,
Оно сознает в тишине,
Как плачет в его глубине,
Растет его рана незримо…
В нем пусто, уныло, темно:
Не троньте — разбито оно!

Сюлли Прюдом
Перевод Сергея Аркадьевича Андреевского

Разбитая ваза
Подражание Сюлли-Прюдому

Ту вазу, где цветок ты сберегала нежный,
Ударом веера толкнула ты небрежно,
И трещина, едва заметная, на ней
Осталась… Но с тех пор прошло не много дней,

Небрежность детская твоя давно забыта,
А вазе уж грозит нежданная беда!
Увял ее цветок; ушла ее вода…
            Не тронь ее: она разбита.

Так сердца моего коснулась ты рукой —
Рукою нежной и любимой, —
И с той поры на нем, как от обиды злой,
Остался след неизгладимый.

Оно как прежде бьется и живет,
От всех его страданье скрыто,
Но рана глубока и каждый день растет…
            Не тронь его: оно разбито.

Сюлли Прюдом
Перевод Алексея Николаевича Апухтина

Звукозапись стихотворения на французском языке. Читает René Depasse.

 
Звукозапись стихотворения на французском языке. Читает Bruissement.

 
Звукозапись стихотворения на русском языке в переводе Алексея Николаевича Апухтина. Читает Борис Ветров.

 

Похожие публикации:

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.