Уильям Шексир. Сонет 12

часы

XII

When I do count the clock that tells the time,
And see the brave day sunk in hideous night,
When I behold the violet past prime,
And sable curls all silvered o’er with white:
When lofty trees I see barren of leaves,
Which erst from heat did canopy the herd
And summer’s green all girded up in sheaves
Borne on the bier with white and bristly beard:
Then of thy beauty do I question make
That thou among the wastes of time must go,
Since sweets and beauties do themselves forsake,
And die as fast as they see others grow,
And nothing ‘gainst Time’s scythe can make defence
Save breed to brave him, when he takes thee hence.

William Shakespeare (1564-1616)

Сонет 12

Когда часы мне говорят, что свет
Потонет скоро в грозной тьме ночной,
Когда фиалки вянет нежный цвет
И темный локон блещет сединой,

Когда листва несется вдоль дорог,
В полдневный зной хранившая стада,
И нам кивает с погребальных дрог
Седых снопов густая борода, —

Я думаю о красоте твоей,
О том, что ей придется отцвести,
Как всем цветам лесов, лугов, полей,
Где новое готовится расти.

Но если смерти серп неумолим,
Оставь потомков, чтобы спорить с ним!

Уильям Шекспир
Перевод Самуила Яковлевича Маршака

Сонет 12

Когда часов ударам гулким внемлю,
Следя, как тонет день во мгле ночной;
Фиалку видя, легшую на землю,
И серебреный локон вороной;

Когда все пусто в рощах оголенных,
Где в знойный полдень прятались стада;
Когда с возов свисает похоронных
Снопов окладистая борода,

Задумываюсь я о том, что станет
С тобою и со всей твоей красой.
Любой росточек в этом мире вянет,
Ему на смену тянется другой.

Косою косит время все на свете,
На эту косу камень — только дети.

Уильям Шекспир
Перевод С. Степанова

Сонет 12

Когда часов удары я считаю
И вижу погруженье света в тьму,
И как фиалка вянет, созерцаю,
И на собольих кудрях – седину,

И вижу обнажённой и безлистной,
Ту рощу, что стада спасала в зной,
Снопы на дрогах зелени душистой
Под белой и колючей бородой,

Вопрос о красоте твоей терзает:
Ведь ты исчезнуть должен, как и все,
Все прелести собой пренебрегают,
Дав место новоявленной красе.

Серп времени не ведает пощад,
В предвечный час лишь дети защитят.

Уильям Шекспир
Перевод Натальи Ивановой

Сонет 12

Когда я вижу, слыша бой часов,
Нарядный день в объятьях ночи мглистой,
Фиалку без весенних лепестков
И черный локон в краске серебристой,
И рощицу с опавшею листвой
Там, где в тени стада гуляли вволю,
И сноп на дрогах с бородой седой
(Его в последний путь везут по полю), —
Тогда я страхом за тебя объят:
Так Красота твоя навек умчится —
Вслед за восходом следует закат,
В костре времен жизнь новая родится.
Над каждым Время занесет косу —
Оставь потомство и спаси красу.

Уильям Шекспир
Перевод Игоря Фрадкина

Сонет 12

Звучит ли бой часов и время гонит,
Иль вянет лепесток за лепестком,
Гляжу ль, как бодрый день во мраке тонет,
Как черный локон смешан с серебром,-
Когда я вижу рощу оголенной,-
Бывало, в зной, убежище для стад —
Как зелень лета старец убеленный,
Скосив стогами, полагает в ряд,-
Тогда меня всегда вопрос терзает:
Неужли чудный облик твой умрет,
Раз красота здесь так же скоро тает,
Как перед нею новая растет?
Косы времен не одолеешь ты,
Не передав потомству красоты.

Уильям Шекспир
Перевод Модеста Ильича Чайковского

Сонет 12

Когда отсчет часов идет на нет,
И день прекрасный гаснет в тьме ночной,
Когда я вижу вянущий букет,
И локон, что мерцает сединой,
Когда без листьев частокол стволов —
Приют стадам в палящий летний зной,
На погребальных дрогах воз снопов,
Свисающих колючей бородой;
Я думаю о прелести твоей,
Которой ты украсил белый свет,
Она поблекнет на закате дней,
От смерти красоте спасенья нет.
Себя от смерти можно защитить,
Продлив в потомке жизненную нить.

Уильям Шекспир
Перевод Андрея Кузнецова

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.