ГлавнаяLanguagesО переводах«Hawthorn White, Hawthorn Red» by Charles Causley

«Hawthorn White, Hawthorn Red»

Hawthorn White, Hawthorn Red,
hanging in the Garden, at My head,
tell Me simple, tell Me true,
when comes the Winter, what must I do?

I have a House, with Chimneys Four,
I have a Silver Bell on the Door,
a Single Hearth, and a single Bed,
Not enough, the Hawthorn said.

I have a Lute, I have a Lyre,
I have a Yellow Cat by My Fire,
A Nightingale , to my Tree, is tied,
that Bird looks sick, The Hawthorn sighed.

I write on Paper, pure as Milk,
I lie on Sheets, of Shantung Silk,
on My Green Breast, no Sin has Snowed,
You’ll catch your Death, the Hawthorn crowed.

My Purse is packed with a five Pound Note,
The Watch Dogs in My Garden gloat.
I blow The Bagpipe down My Side,
Better blow your safe, The Hawthorn cried,

My Purse is steady, as My Clock,
My Wits are wise, as the Weather Cock,
Twice a Year, We are overhauled,
It’s double Summertime, The Hawthorn called.

I have A Horse with Wings for Feet,
I have Chicken each Day to eat,
When I was born, The Church Bells rang,
Only one at a time, The Hawthorn sang.

Charles Causley (1917-2003)

Боярышник белый, боярышник красный

Боярышник белый, боярышник красный,
Висящий в саду над моей головой,
Скажи мне, боярышник, честно и ясно:
Что делать я должен грядущей зимой?

Есть дом у меня на четыре камина,
Дверной колокольчик звенит серебром,
Очаг есть, постель есть, живу там один я.
Боярышник молвил: Неполон твой дом.

Есть лютня, есть лира, есть рыжая кошка
И к ветке привязан в саду соловей
Больна твоя птица, – помедлив немножко,
Вздохнул тут боярышник, – видно по ней.

Пишу на бумаге, что снега белее,
И лучше простынь моих шёлковых нет,
К груди моей грех прикоснуться не смеет.
Умрёшь ты! – боярышник каркнул в ответ.

Собаки мой сад стерегут от вторженья,
И толст кошелёк у меня от деньжат…
Я дую в волынку. – Продуй сбереженья, –
Боярышник крикнул, – что в сейфе лежат.

Доход мой надёжен, часы мои – тоже,
Я мудрый, как флюгер проверенный мой.
И полный осмотр дважды в год нам положен.
Воскликнул боярышник – Но не зимой!

Есть конь у меня крылоногий, прекрасный,
И курочку ем каждый день на обед.
Трезвон колокольный стоял не напрасно
В тот день, когда я появился на свет.

Трезвоном назвал бы тот звон я едва ли, –
Боярышник тихо в ответ процедил, –
Они не рожденье твоё отмечали –
Ведь колокол каждый отдельно звонил.

Чарльз Косли
Перевод О. Петровой

В. И. Карасик о стихотворении Чарльза Косли «Hawthorn White, Hawthorn Red»

Сесиль Мари Баркер - Фея боярышникаПодстрочник: Белый боярышник, красный боярышник, висящий в саду у моей головы, скажи мне просто, скажи мне правду: когда придёт зима, что мне делать? У меня есть дом с четырьмя трубами, на моей двери серебряный колокольчик, один очаг и одна кровать. Этого недостаточно, сказал боярышник. У меня есть лютня, у меня есть лира, у моего камина сидит жёлтый кот, к моему дереву привязан соловей. Птица больна, вздохнул боярышник. Я пишу на бумаге, чистой, как молоко, я лежу на простынях из шаньдунского шелка (приятный тяжёлый материал), на моей зелёной груди нет снежных следов греха. Смерть тебя настигнет, прокаркал боярышник. Мой кошелёк набит пятифунтовыми банкнотами, сторожевые псы в моем саду злорадно смотрят на всех, я играю на волынке, висящей сбоку. Лучше играй осторожнее, прокричал боярышник. Мой кошелёк надёжен, как мои часы, я соображаю хорошо, как флюгер, дважды в год нас проверяют и ремонтируют. В летнее время это удваивается, напомнил боярышник. У меня есть конь с крыльями вместо ног, у меня цыплята каждый день на обед, когда я родился, звенели церковные колокола. Каждый звонил отдельно, пропел боярышник.

Почему герой беседует с боярышником? В кельтской мифологии, как отмечает К. Макманус, боярышник «является священным деревом эльфов и фей, и любой куст боярышника, который растёт сам по себе посреди поля, уже будет волшебным деревом» (цит. по: Мифология Британских островов 2003: 348). Как и другие освоенные человеком растения, боярышник приобретает символические характеристики: «Цветущий боярышник символизирует надежду и весну. Народное поверье гласит, что он защищает целомудрие. В греческих мифах он посвящён богу брака Гименею; при бракосочетании афинянки украшали голову венками из боярышника, а древесину использовали для свадебных факелов. Чтобы отвадить злых духов, римляне клали листья боярышника в люльки своих малышей. <…> Согласно некоторым источникам, слабый рыбный запах цветов боярышника, если внести их в дом, предвещает смерть» (Символы. Знаки. Эмблемы 2005: 418). Понятно, что у разных народов могли быть разные оценки и соответственно разные ритуальные практики, связанные с определённым предметом, но не вызывает сомнений тот факт, что символизация предмета возможна только на основе осмысления его определённых свойств, отмеченных в коллективной памяти народа. При этом боярышник оказывается средоточием важнейших ценностей – любовь, здоровье, смерть.

В этом загадочном тексте мы сталкиваемся с интересным сюжетом: герой хочет знать, готов ли он к переходу к старости, ко времени сбора урожая. Зима в этом контексте – не время года, а символ определенной стадии жизни. Далее следует развернутое перечисление достижений. Это хороший дом (четыре трубы – статусный знак, в рекламах сельских английских гостиниц дом с четырьмя трубами фигурирует как престижное строение), у человека есть собственный очаг, он не ютится у чужого огня, есть собственная кровать, его услаждает серебряный колокольчик, в который звонят при входе (в разных английских фольклорных текстах фигурирует то серебряная ложка во рту как знак благоденствия, то серебряный крючок для рыбной ловли как знак замены свободы на благополучие). Первый ответ – этого недостаточно.

Герой переходит к разговору о душе: у него есть музыкальные инструменты (кельтский мотив: известно, что даже в бедных семьях многие умели играть на скрипке или фортепиано), лютня и лира – аллюзии к ангельскому пению, в этом же ключе можно толковать и образ соловья, привязанного к дереву (хотя здесь настораживает глагол to tie «привязывать», соловей должен был бы петь на свободе), образ жёлтого кота остается туманным. Второй ответ – птица больна, значит, душевное благополучие является мнимым.

Третья тема – разговор о чистоте во всех смыслах этого слова: чистые листы бумаги, чистый шёлк постельного белья, здоровье (вероятно, авторская метафора – противопоставление зелёной груди и снежного греха, возможно, молодость и старость). Третий ответ – зловещее предсказание, боярышник прокаркал герою о неминуемой смерти.

Следующая тема – богатство. Герой хвастается своим толстым кошельком, своими сторожевыми псами и говорит о волынке, висящей у него на боку. Это – возможная аллюзия к сравнению: He’slike a bagpipe, he never talks till his belly be full. «Он – как волынка, никогда не говорит, пока живот не полон». Речь идет о сытости как норме жизни. В ответ он слышит совет дуть осторожнее (богатства можно быстро лишиться).

Герой развивает эту же тему в следующем катрене: говорит, что его богатство стабильно, как часы, напоминает о своей сообразительности (сравнение с флюгером говорит, впрочем, не столько о сообразительности, сколько об отсутствии своей точки зрения), и затем с гордостью сообщает о том, что дважды в год подвергается техническому (и медицинскому) осмотру. Но это только летом, иронично комментирует боярышник, то есть, зимой этого не будет.

В заключительном четверостишии персонаж характеризует себя как особое существо: он летает на крылатом коне, в его честь звонили колокола, когда он родился, несколько странно в этом ряду видеть курятину на обед каждый день (вероятно, это статусный знак высокого положения). Финальная фраза боярышника – колокола не звонили вместе. Общий вывод, вытекающий из текста, – не следует думать, что ты всё предусмотрел и ничего плохого произойти не может.

Источник: сборник научных статей «Язык, коммуникация и социальная среда», 2010.
© В.И.Карасик — доктор филологических наук.

Эта запись защищена паролем. Введите пароль, чтобы посмотреть комментарии.